ГАМБУРГ – ВОРОТА, ОТКРЫТЫЕ В МИР.

HAMBURG


1. ИНФОРМАЦИЯ О ГОРОДЕ И ЭКСКУРСИОННЫЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ. 

На витрине «Макдональдса» в Гамбурге красуется плакат «Самые лучшие гамбургеры в Гамбурге!» Эти слова: «самый большой», «самый первый» или «самый лучший» - наиболее часто встречаются в описаниях города. 
Здесь самый крупный в Германии порт, самый мощный медиа-центр - 440 редакций и издательств, включая такие популярные издания, как "Bild", "Der Spiegel", "Stern" или "Die Zeit". 
Расположенный в месте слияния трёх рек, Гамбург имеет самое большое число мостов в мире - 2321, больше чем в Амстердаме, Венеции и Лондоне вместе взятых. 

В начале 19 столетии здесь работало самое большое в мире пассажирское пароходство. 
Построенный в Гамбурге корабль « Император » был крупнее «Титаника», а компания «HAPAG», первой осуществила регулярные пассажирские перевозки в Америку. Его район портовых пакгаузов - Speicherstadt, также крупнейший в мире. 
Не зря Гамбург называют городом «Трёх М» - мостов, моряков и миллионеров. 
И, тем не менее, это самый зелёный город Германии, на каждого жителя которого приходится по 3 дерева. 

В этом крупнейшем индустриальном центре находится самый большой в Европе зрительный зал драмтеатра. Тут был открыт самый большой в мире магазин бытовой и электронной техники, а гамбургская сберкасса и сегодня крупнейшая в стране. 
Здесь в 1665 г. была основана первая в стране торговая палата, а в 1558 г. начала свою работу первая биржа на севере Европы. Первый в стране оперный театр был также открыт в Гамбурге (1678 г.). И даже местное кладбище "Ohlsdorf" - признано самым большим в мире. 

Здесь родились композиторы Иоганн БрамсФеликс МендельсонБартольди и знаменитый физик Генрих Герц. Начинали свой творческий путь поэты Генрих Гейне и Эфраим Лессинг
Здесь работал владелец компании «НАPAG» Альберт Баллин, был напечатан «Капитал» Карла МарксаЭрнст Тельман руководил путчем коммунистов, а в своём имении под городом завершил жизнь великий канцлер Отто фон Бисмарк

Над центральным порталом ратуши Гамбурга установлены символические фигуры Карла Великого и Фридриха Барбароссы. Ведь именно с захвата саксонских земель Карлом Великим началась история освоения этого края. 

Здесь в месте впадения Альстера и Билле в Эльбу была построена "Наmma - burg“ - «крепость в низине реки». Затем возвели собор, создали епископат. Позднее графами Шаумбург на противоположном берегу был заложен Новый город. 
Специальным письмом императора Барбароссы город был освобожден от пошлин и получил привилегии заниматься торговлей на Эльбе, что послужило толчком для развития города. И хотя у специалистов подпись императора под письмом вызывает большие сомнения, этот день - 7 мая 1189 г. ежегодно отмечается, как день рождения гавани. 

В средние века Гамбург был известен как один из организаторов объединения торговых городов - Ганза, и принимал самое активное участие в развитии торговых связей на европейском континенте, а позднее и с Америкой. Не зря ещё и сегодня на номерных знаках гамбургских автомобилей стоит НН - «Ганзейский Гамбург». 
Несмотря на то, что дата основания города и порта уходит в глубь веков, вы не увидите здесь древних дворцов и замков. Пожар 1842 года и разрушительные бомбёжки в 1943 году значительно изменили его облик. 
И тем не менее, этот второй по величине после Берлина город страны (1.7 млн. жителей) и второй по величине (после Роттердама) порт Европы, бесспорно имеет своё неповторимое лицо и колорит. В этом легко убедится совершив пешеходную экскурсию по городу. Лёгкий северный бриз слегка подгоняет нас. В путь. 

ПРОГУЛКА ПО ГОРОДУ.
Под ажурным куполом из стекла и стали, размерами 150x114 м. и высотой 37 м., разместился ж/д. вокзал города - Bahnhof
Построенный ещё в 1906 г. и восстановленный после войны, он и сегодня является одной из главных достопримечательностей города. 
От вокзала к центру города проложена пешеходная улица Mönckebergstraße. Отсюда мы и начнём наше путешествие. 

Гамбург называют городом пяти главных церквей. Две из них - церкви св. Якова и св. Петра находятся рядом. Проходя мимо фонтана, возведенного в честь бургомистра Мёнкенберга (перестроившего центр города после эпидемии холеры 1892 г.), и театра «Thalia», мы направляемся к ратушной площади
Задержимся у Hulbehaus, расположившимся рядом с Petrikirche, постройки в новоренессанском стиле, с ганзейским кораблём «Когге» на вершине ступенчатого фронтона. 
Отсюда открывается великолепная панорама ратушной площади Rathausmarkt

В 1842 г. в центре Гамбурга вспыхнул огромный пожар, который уничтожил 1749 домов и оставил без жилья более 20000 человек. Пострадала и старая ратуша. Узнав об этом несчастье, Готфрид Земпер (урождённый гамбуржец), к тому времени уже завершивший строительство Дрезденской Оперы, предложил создать здесь архитектурный ансамбль по типу площади святого Марка в Венеции. С видом на Альстер. 
В несколько изменённом виде эта идея была реализована в последующем столетии. Отсюда и простор площади и Alsterarkaden. Здесь, у воды, установлен памятник жертвам первой мировой войны, а на противоположной стороне площади - Генриху Гейне

Здание ратуши поражает своей пропорциональностью и монументальностью. 
Длина здания и высота его главной башни одинаковы - 112 м. Над порталом вынесен текст - призыв на латыни: «Свободу, которую добились для нас предки, пусть с честью хранят потомки». Войдём внутрь. 
Здание ратуши разделено на 2 части: резиденцию сената и парламента. На готические колонны холла вынесены барельефы - это знаменитые люди города. Если у вас есть время, то непременно присоединитесь к одной из экскурсий, которые ежечасно проводятся по залам ратуши. Вы увидите лишь часть из её 647 прекрасно декорированных комнат и залов (на 6 больше, чем в Букингемском дворце в Лондоне), но и они произведут на вас незабываемое впечатление. 
Отсюда отправимся к комплексу собора Св. Николая - Mahnmal St. Nikolai. Это мемориальный комплекс. Один из самых крупных соборов города был в 1943 году разрушен во время проведения операции «Гоморра», когда от бомбардировок англо-американской авиации и вызванного ими гигантского пожара, погибло более 50 тысяч жителей, и была разрушена большая часть городских зданий. В память об этих событиях были сохранены руины собора, а со смотровой площадки в сохранившейся башне собора, можно осмотреть старый город. 
Собор возведен в его древней части, там, где когда-то размещался Наmmaburg. А переходной мост «Trostbrücke» когда-то соединял древнюю и новую застройку. Потому-то там и установлены с одной стороны фигура первого архиепископа города - Ансгара, а с другой - графа Шаумбурга, начавшего застройку на этом берегу. 
Но вернёмся назад к ратуше. Посетим его внутренний дворик с фонтаном Гигиены - богини здоровья, построенный в память о победе над эпидемией холеры в 1892 г. 
Говорят, что если бросить монетку в его воды, то вы неприменно ещё вернётесь в Гамбург. Можете проверить. 
Этот внутренний дворик соединяет здание ратуши с комплексом знаменитой Гамбургской Биржи - Börse
А теперь, пройдя мимо здания Старой Почты – Alte Post, мы попадаем в торговую часть города. 
Пожалуй, нигде в Европе нет такого огромного количества торговых пассажей. Портовый Гамбург позволяет осуществлять покупки в любую погоду. Прогуляйтесь по пассажам на Große Bleichen - это доставит Вам удовольствие. 

Теперь, пересекая плошадь Axel-Springer-Platz, и пройдя мимо его издательского дома, мы направляемся к центральному собору города - Micheliskirche. 
В «Михеле» - как любовно называют его горожане, можно подняться на колокольню, полюбоваться городом и заодно сделать фотографию у самых больших в стране башенных часов, диаметром 8 м. 

Можно опуститься в склеп, где захоронены известные горожане, либо просто посидеть внутри и получить удовольствие от созерцания лёгкости и благородства его свода, необычности и духовной возвышенности его конструктива. Здесь покоится органист собора Карл Филипп Эманнуель Бах, а в купели из белого мрамора был крещён Брамс. 

Дом, в котором родился великий композитор, находится на соседней улице -- Peterstrasse
После войны она была полностью восстановлена реставраторами, и сейчас тут представляется возможность полюбоваться обликом старых купеческих кварталов. 
Особенно любопытно заглянуть в квартал вдов - Krameramtswohnungen, восстановленный гамбуржцами рядом с собором. 
Тут же установлена и скульптурка «Zizronennjette», местной знаменитости, некогда торговавшей лимонами. Дотроньтесь до её указательного пальца - и все ваши «горести» уйдут прочь. 
Теперь справа от Вас разместился комплекс Museum für Hamburgische Geschichte, а слева парк с памятником «железному канцлеру» Бисмарку.
Но наш маршрут лежит прямо - на Reeperbahn

РАЙОН «САНКТ ПАУЛИ»
Ночью этот район выглядит очень колоритно: его рестораны, ночные заведения и театры до отказа заполнены публикой, а огни и иллюминация соперничают с косноязычным говором зазывал. 
Но сейчас день и 600 метров Репербана, его рок-клубы, стрип-бары, эротические шоу, пивные ресторанчики и секс-театр «Salambo» ещё закрыты. Но мы непременно посетим Паноптикум, где восковые фигуры напомнят нам фрагменты из истории бывшей страны Советов. 
Теперь лучше разделиться: женщины могут отправиться в музей Эротики, а мужчины... на улицу «красных фонарей». Именно здесь работала знаменитая проститутка Доминика Нихоф, имя которой внесено во все путеводители по Гамбургу, и о смерти которой недавно сообщали все немецкие газеты. 

Мимо полицейского участка с интригующим названием Davidwache пройдём к набережной реки. Тут расположен портовый комплекс«Landungsbrücken». Недалеко отсюда по воскресеньям проходит знаменитый рыбный рынок, с зазывалами, рыбным рестораном и джазовыми оркестрами. 
Тут же находится и необычный туннель под Эльбой – «Alte Elbtunnel», куда можно спуститься при помощи специального лифта. 

В экскурсионном бюро у причала вы сможете ознакомиться со списками 5 миллионов эмигрантов, прошедших через этот порт с 1850 до 1934 гг. 

Теперь, пройдя мимо музейных кораблей на противоположную сторону реки, легко попасть в город пакгаузов Speicherstadt. Это крупнейший в мире складской комплекс, куда товары загружались прямо с канала. Полюбуемся набережной, современной застройкой и соборами города. 

Чем ещё любопытен Гамбург? Своими сезонными ярмарками «ДОМ», летними концертами цветомузыки в парке Planten un Blomen, водными прогулками на катере. Можно посетить Kunsthalle и музей искусства и ремёсел у вокзала. Университетский квартал, интереснейший зоопарк – «Хагенбекс Тирпарк», район вилл зажиточных горожан Пёльзендорф или посёлок рыбаков Бланкенезе. Здесь ежедневно приветствуются национальными гимнами все суда входящие в торговый порт Гамбурга. 


"HUMMEL, HUMMEL!"

Путешествуя по Гамбургу - на его улицах, в проспектах и рекламах, часто можно увидеть изображение водоноса. Это символическая фигура для города – его «оригинал», т.е. реально существовавший человек. Его истинная фамилия Иоганн Вильгельм Бентц, но в городе он был известен под именем Hans Hummel. Накинув коромысло с двумя вёдрами на плечи, разнося воду по домам, он проделывал за день путь в десятки километров. Желая заработать побольше, пыхтя и нигде не задерживаясь, он честно выполнял свою работу. Короче, работал как пчёлка. Вернее, как шмель. Так и обзывали его мальчишки на улице, крича вслед: Hummel, Hummel. Как-то реагировать на них или вступать с ними в переговоры, времени у него не было. И он просто огрызался. На Plattdeutsch это выглядело бы как «Klei mi am Mors» (Leck mich am Arsch), или «Поцелуйте меня в ...». Но и это предложение для него было длинным. И на Hummel, Hummel, он отвечал: Mors, Mors. Вскоре эти крылатые выражения так прижились, что в Германии уже не представляли Гамбург и гамбуржцев без этого знаменитого выражения: «Hummel, Hummel».


Теперь, когда вы знаете, как нужно на него отвечать - вы можете смело собираться в путь. Ведь Гамбург во многом схож с Питером - своим городом-побратимом. Не только бесконечными дождями или свежим бризом с моря, а также ощущением крупного торгового и столичного города: воды, счастья, надежд. И если Санкт-Петербург называют «Окном в Европу», то Гамбург называют - «Воротами в мир»

Они открыты и для Вас, дорогие друзья. Войдите же в них. 
Свободный, ганзейский город Гамбург ждёт Вас.
автор: Леонид Раевский  ||  наверх
..................................................................................


2. "ПО ГАМБУРГСКОМУ СЧЁТУ". 

Мы стоим у входа в Гамбургскую биржу и рассматриваем выставленные там макеты ганзейских кораблей. Подходит небольшая группа туристов и пожилая дама-экскурсовод с серым помятым флажком, слегка потеснив нас, начинает рассказывать. 
"Вот именно здесь, на этом самом месте", - с пафосом говорит она, – "на Гамбургской бирже родилось знаменитое выражение: «По гамбургскому счёту!»". 
"Да, но...", - пытается возразить какой-то мужчина. 
Но экскурсоводша, не останавливаясь, продолжает вещать, теперь уже о самой бирже. 

Принято считать, что первыми упорядоченными операциями с валютой начало заниматься семейство "van der Beurse" из Брюгге, откуда и вошло в международный обиход это слово - Биржа. 
В начале 16 столетия они начали распространяться по всему «старому свету». А на севере Европы биржа впервые возникла здесь, в торговом ганзейском городе Гамбурге. Было это в 1558 г. 
Вначале она была под открытым небом, потом в приспособленных и небольших помещениях. Но в 1842 году она разместилась в представительном классическом особняке. В огромном центральном зале с балкончиками по продольной стороне, когда-то кипела жизнь. Гамбургские торговцы диктовали свои условия всему миру. Именно тогда на гамбургской бирже, для удобства обработки платежей и в связи с разнообразием и порчей монет, использовался их пересчёт в условные единицы, т.н. банкоталеры. 
За банкоталер был принят элемент из чистого серебра весом в 5 золотников с 92 долями. Это и был - гамбургский счёт. Но знали о нём только специалисты, и к концу ХIХ века он уже перестал использоваться на бирже. Потому и выражение «по гамбургскому счёту» никогда не связывают с гамбургской биржей.
Но тогда с чем? 
В 1928 году в Советском Союзе вышел сборник литературно-критических статей Виктора Шкловского под названием "Гамбургский счет". В программной статье, открывающей сборник, автор так объясняет смысл названия книги: "Гамбургский счет - чрезвычайно важное понятие. Все борцы, когда борются, жулят и ложатся на лопатки по приказанию антрепренера. Раз в году в гамбургском трактире собираются борцы. Они борются при закрытых дверях и завешанных окнах. Долго, некрасиво и тяжело. Здесь устанавливаются истинные классы борцов, - чтобы не исхалтуриться". 
А. П. Чудаков, комментатор современного издания этой книги, сообщает, что как-будто бы об этом Шкловскому стало известно от самого знаменитого циркового борца Ивана Поддубного
Т.е. речь идёт о том, что борцы всего мира раз в год собирались в каком-то гамбургском трактире, запирали двери, занавешивали окна и боролись честно, "без дураков". Зато потом на арене, при публике, разыгрывали спектакль, где худенький красавчик внезапно кидал через бедро и побеждал огромного широкоплечего силача, или какой-нибудь "Мистер Х" из зала выигрывал схватку у известного чемпиона, согласно указаниям антрепренера. Но раз в год, в Гамбурге, для себя, борцы уясняли, кто чего стоит, кто на самом деле первый, а кто всего лишь десятый, или пятнадцатый. 

Но к величайшему сожалению в самом Гамбурге о таких соревнованиях ничего неизвестно. Ни в старых хрониках, ни в воспоминаниях немецких циркачей какие-либо упоминания об этих событиях отсутствуют. В книге "История боевых искусств"под редакцией Панченко можно найти одно из объяснений этого факта. Там указано, что вся это история про Гамбург - не более чем легенда. Никакие борцы в Гамбурге не собирались. Но тем не менее как-будто бы закрытые турниры, "для своих", всё-таки, проводились. 
На профессиональном жаргоне эти соревнования назывались "бур". В восприятии посторонних это слово могло исказиться и превратиться в "Гамбург". Но если правда, что историю о состязаниях Шкловскому рассказывал сам Поддубный, то не мог же он спутать «бур» с «Гамбург». И как быть с самим словосочетанием - «гамбургский счёт». 
Вероятнее всего, что авторство выражения "по гамбургскому счету" принадлежит всё-таки самому Шкловскому. После выпуска его книги, оно сразу стало крылатой фразой, особенно модной в литературной среде. Выражение "гамбургский счет" стало служить знаком высочайшего профессионализма, скрытого от глаз профанов или спекуляторов подделками, эквивалентом беспристрастной оценки чего-либо без скидок и уступок, с предельной требовательностью. 
Можно предположить, что и фраза "по большому счету", введенная в оборот в романе "Исполнение желаний" (1935) Вениамином Кавериным - писателем, близким к кругу Шкловского, не что иное, как развитие этой темы, намеченной самим писателем. Мол, мы готовы оценить Вас или Ваши действия «по большому» или «по гамбургскому» счёту! 
А тем временем, наша экскурсовод быстренько завершила свой рассказ и рассталась со своими подопечными. Её можно понять - она на почасовой оплате. А люди остались, так и не получив ответа, на мучивший их вопрос. Но это они. А мы то с вами уже знаем, как родилось это удивительное словосочетание «по гамбургскому счёту», выражение, которое мы так часто употребляем!
автор: Леонид Раевский  ||  наверх
..................................................................................


3. ПРЕДТЕЧА. Генрих Рудольф Герц. 

Перечитываю двухтомник «Великие физики», изданный в Мюнхене Карлом фон Майеном. Но после 4-5 биографии начинаю уставать. Канва жизни схожа и почти однообразна. Родился. Учился. Трудился. Защитился. Опять трудился. Добился. Пришла слава и признание. Чаще всего при жизни. 
Но Пётр Капица прожил 90 лет, Макс Планк - 89, Макс Борн - 88, Томсон - 84, Конрад Рентген - 78, Нильс Бор - 77, Альберт Эйнштейн - 76. 

А Генрих Герц ушёл из жизни в 37, причём последние два года был безнадёжно болен. Ушёл всемирно известным. На колонне главного холла Гамбургской ратуши вынесен его барельеф. Как великого сына города. Его имя носит и Гамбургская телевизионная башня. 

22 февраля 1857 года он родился здесь, в этом городе. Его мать была дочерью гарнизонного врача из Франкфурта, коренной немкой. А отец – евреем. Но Генрих никогда не упоминал о своих еврейских корнях. Хотя многим это было известно. Мог бы конечно, как Владимир Вольфович Жириновский говорить: «Мать немка. Отец юрист, сенатор, руководитель юридического управления города». Но не делал этого. 
Правда, отец принял лютеранство, и это серьёзно меняло ситуацию. Да и время было другое. 
Его племяннику, продолжившему династию физиков, Густаву Герцу, было уже значительно сложнее. Когда гитлеровцы пришли к власти, он был лишён профессорской должности в университете Галле. 
Казалось, его ждала участь многих. 
Но вероятней всего он, как «полезный еврей», был спасён и использован концерном Сименса для ускорения секретных исследований, а после. Второй мировой войны вывезен в Союз, для участия в советских ядерных разработках. Затем вернулся в ГДР и долгое время заведовал институтом физики в Лейпциге. Похоронен, как и его дядя, на семейном кладбище Ольсдорф в Гамбурге. 
И хотя Густав Герц был Нобелевским лауреатом, награждён Ленинской премией, избирался членом Немецкой академии наук в Берлине, а также академиями наук Венгрии, Чехословакии и Советского Союза, но его имя известно только узкому кругу специалистов. А вот имя его дяди, великого Генриха Герца известно всему миру. 
Ещё и сегодня школьники всех континентов зубрят знаменитое: «Единица частоты периодического процесса, при которой за время 1 сек. происходит один цикл процесса, называется Герц. Широко применяются также кратные от Герца - килогерц и мегагерц». 

Но что это мы начали разговор с конца? Вернёмся к началу. 
Итак, Генрих был первым ребёнком в достаточно обеспеченной и благополучной семье. В отличие от своих двух младших братьев и сестры, он рос болезненным, слабым мальчиком. Но учился прекрасно. Причём ему одинаково хорошо давались как гуманитарные, так и прикладные предметы. Отец, конечно, хотел, чтобы сын пошёл по его стопам. Но в мальчике совершенно неожиданно стала проявляться тяга к практическим занятиям техникой. В свободное время он, по собственному желанию, брал уроки у столяра, изучал на профессиональном уровне токарное дело. 
Уже живя в Берлине и готовясь к научной карьере, он в письмах к родителям неоднократно справлялся о своем токарном станке. 
Но что особенно важно: любое дело, за которое он брался, Генрих старался делать максимально хорошо, вкладывая в него всё своё умение, душу и сноровку. 
Позже мать вспоминала, что мастер, у которого Генрих изучал токарное дело, в ответ на ее сообщение о том, что его бывший ученик теперь стал профессором, воскликнул, совершенно расстроенный: «Ах, как жаль, какой бы это был бы токарь!». 
Но кроме этого, Генрих ещё и на лету осваивал иностранные языки. Эпос Гомера, диалоги Платона и стихи Данте, на языке подлинника, сопровождали его всю жизнь. 
Наряду с итальянским, французским и английским Герца интересовали и языки, которые не относились к числу обязательных предметов. Скажем, его успехи в арабском были столь удивительны, что учитель настоятельно рекомендовал отцу, чтобы тот непременно направил сына изучать ориенталистику: ученик с такими выдающимися способностями к арабским языкам ему еще не встречался. 

С раннего детства у него был и талант рисовальщика. Увидев это, родители посылают его пройти специальный курс. Скорее всего, именно потому, завершив школу, он решает отправиться во Франкфурт, на родину матери, и поработать там техническим чертёжником в инженерном бюро городского строительного управления. Вначале он работает в группе проектирования гимнастических залов, но настолько успешно проявляет себя, что его рекомендуют инженерам - мостовикам, проектирующим мост через Майн. Тогда ещё не существовало методик расчёта мостов, и проектировали их, скорее, по интуиции. 
Хотя в те времена среди мостовиков пересказывали легенду о знаменитом Журавском, который до начала строительства делал макеты своих мостов с тяжами и раскосами их металлических стержней, а затем водил по ним смычком. В зависимости от тона звука стержней он затем определял их толщину. Методики расчетов строительных конструкций тогда только нащупывались. Генрих понимает - чтобы стать настоящим инженером нужны специальные знания.
Весной 1876 года он отправляется в Дрезден, чтобы начать занятия инженерной наукой в Высшей технической школе. Он пробыл там лишь один семестр. Осенью 1876 года его, как студента инженерного ведомства, призвали для несения годичной военной службы при железнодорожном корпусе в Берлине. После завершения службы он отправляется в Мюнхен, чтобы продолжить занятия инженерной наукой. Но чем больше он отдаёт времени и сил освоению инженерных премудростей, тем более он сомневается в правильности выбранного пути. 
Серьёзные конструктивные расчёты, теория упругости и стройная система сопромата тогда только формировались и искали свои окончательные пути. Ещё никто не догадывался об особой роли железобетона. А садовник Монье только недавно запатентовал его для изготовления кадок под пальмы. Великий архитектор Гауди учился в архитектурной школе, а Корбюзье ещё не родился. Строительство и архитектура стран будущей единой Германии развивались по традиционным, порой догматическим и рутинным схемам. 
И когда Генрих окончательно это понял, его постигло огромное разочарование. Он посещает занятия по механике, математике, химии и физике. Дома изучает книги по истории развития точных наук. 

Для того чтобы слушать лекции всемирно известных специалистов по математике и экспериментальной физике Гельмгольца и Кирхгофа, в октябре 1878 года Герц переводится в Берлинский университет. Он всё умеет делать руками, ему нравится исследовательская работа, и Генрих с удовольствием начинает работать в одной из лучших в стране физических лабораторий профессора Гельмгольца. 
Он пишет домой: «Раньше я часто говорил себе, что быть посредственным инженером для меня предпочтительнее, чем посредственным ученым. А теперь думаю, что Шиллер прав, сказав: «Кто трусит рисковать жизнью, тот не добьется в ней успеха». И эта излишняя моя осторожность была бы с моей стороны безумием». 

Он решает посвятить себя экспериментальной физике. Прекрасно справляется с курсовой работой и даже завоёвывает золотую медаль Берлинского университета. 
Но его интересы лежат не только в области физики. Он посещает также занятия и семинары по гуманитарным предметам, в первую очередь по истории и философии. Посещает и лекции Генриха Трейчке, блестящего оратора, который оказал роковое влияние на берлинских студентов и «национально» настроенную немецкую буржуазию, способствуя распространению антисемитских взглядов. Пресловутый лозунг «евреи - наше несчастье», используемый потом Гитлером, был впервые выдвинут Трейчке. 

В 1879 году Герц приступает к работе над своей докторской диссертацией «Индукция во вращающихся шарах». Через три месяца он закончил опыты и письменно изложил их результаты. Только 14 дней лежал манускрипт на письменных столах экспертов. Учёный совет оценил его работу оценкой «очень хорошо», что в те времена было высшей оценкой, и Гельмгольц предлагает ему место ассистента у себя в лаборатории. 
Конечно, работая рядом с блистательным учёным, Герц многому научился у него и приобрёл необходимые навыки научной и экспериментальной работы. Но на ближайшие годы перспективы для роста молодого учёного в столичной лаборатории были невелики, и вскоре он принимает приглашение переехать в университет Киля, где освободилось место приват-доцента кафедры физики. 
Полное отсутствие лаборатории, минимальное количество студентов, посещающих его лекции, ощущение провинциальности и бесперспективности угнетают его. Но эта двухгодичная изоляция от лабораторной работы позволяет ему поглубже заняться теорией, освоить массу литературы, проанализировать и понять многие физические процессы. 
Несмотря на свои ярко выраженные математические способности и теоретические наклонности, он не чувствовал себя счастливым, занимаясь математической физикой. Он тосковал по своему любимому делу - эксперименту. 

В 1885 году он с радостью принимает приглашение занять должность ординарного профессора в высшей технической школе Карлсруэ. Здесь в его распоряжении оказались прекрасные помещения для лекций и лаборатория с хорошим экспериментальным оборудованием. Много лет спустя на фасаде этого здания будет установлен бюст и мемориальная доска с текстом : «На этом месте в 1885-1889 гг. были открыты Генрихом Герцем электромагнитные волны». 
В чём же суть его научного подвига? 
Когда-то великий Максвелл теоретически предсказал наличие в природе электромагнитных волн. Но научный мир, восторгаясь его догадками, принимал их как великолепное произведение математического искусства - блистательную игру формул и остроумный курьез. Большинство физиков сомневалось в том, что эта теория отражает истинное положение вещей. Как для доказательства предположений Коперника о системе мира нужен был Галилей, так и для подтверждения предположений Максвелла нужны были экспериментальные доказательства. 
Но их осуществление, чисто технически, в научной среде считалось невозможным. Заслуга доказательства действительного существования электромагнитных волн, предсказанных Максвеллом математическим путем, принадлежит Генриху Герцу.
Его учитель Гельмгольц позже подтвердит, что это «достижение чрезвычайной научной важности», осуществление которого «казалось почти невозможным из-за безнадежных экспериментальных трудностей». 
А Герц добился успеха «лишь благодаря, в высшей степени редкому, соединению глубокой научной проницательности и практической сноровки». Именно так. Здесь в одном лице соединился вдумчивый учёный, превосходный математик, упорный, умеющий добиться поставленной цели исследователь и человек, обладающий практическими навыками осуществления задуманной работы. 
Он сам, своими руками создавал приборы и приспособления для своих опытов, будучи одновременно стеклодувом, механиком, слесарем и плотником. Взявшись за решение этой задачи, несмотря на трудности и неудачи, он всё же разрешил её. 
И ещё одно, не менее важное обстоятельство. В 1886 году он знакомится с Элизабет Долл, дочерью доцента высшей школы, которая специализировалась здесь на отделении измерительной техники. Вскоре она становится его женой, и безоговорочно веря в гениальность своего мужа, включается вместе с ним в его экспериментальные исследования. 
Герц не был опытным оратором или острым полемистом, который на многочисленных физических форумах с задором и остроумием мог доказать подлинность своих достижений. Он велик иным. Ему удалось просто, подробно и ясно в своих книгах и статьях описать свои изыскания: поиск путей, методику проведения опытов, которые можно было повторить в любой лаборатории, применяемое оборудование, и блестящее математическое обоснование полученных результатов. 
С этим невозможно было спорить. Это можно было только принять. 

За четыре года ему удалось не только доказать существование электромагнитных волн, но и подробно исследовать отражение, интерференцию, дифракцию и их поляризацию, доказать что скорость их распространения совпадает со скоростью распространения света, и что свет представляет собой не что иное как разновидность электромагнитных волн. 
Его приглашают выступить на физическом конгрессе в Гейдельберге. Он волнуется, нервничает, в последний момент даже хочет отказаться. Но его доклад принимают с восторгом, и ведущие физики мира приветствуют его выступление бурными аплодисментами. Так мало кому известный исследователь из Карлсруэ в одночасье признаётся и принимается мировой физической элитой. 
Через год в Лондоне и Кембридже, где он читал лекции на своём безукоризненном английском, его уже принимали как великого физика, со всеми возможными научными почестями. 
Генрих Герц стоял тогда на вершине своей всемирной славы. О нем читали доклады, а о его открытиях писали статьи и книги. Ему присуждали медали и премии. Научные общества, отечественные и зарубежные, принимали его в свои ряды. «Почетный член Московского общества», - как один из многочисленных примеров, гласит запись в его дневнике от 26 ноября 1890 года. Берлинская Академия наук избирает его своим членом-корреспондентом, и он получает приглашение переехать в Берлин, чтобы принять кафедру знаменитого Кирхгофа, который лишь десятилетие назад был одним из его учителей. 
Правда, когда министерство предложит ему выбор между Берлином и Бонном, он выберет университет на Рейне, в надежде, что там у него будет больше свободного времени для исследовательской работы. Здесь он был преемником Рудольфа Клаузиуса, который заслужил мировое признание своими исследованиями в области термодинамики. 

В распоряжение Герца был предоставлен красиво расположенный жилой дом, которым владел его предшественник. «То, что в доме жил один из самых знаменитых людей, конечно, привлекательно для меня и всех физиков, которым случается меня посещать», – писал он своим родителям. Сад возле дома был очень удобен как место отдыха для него и как площадка для игр двух его маленьких дочерей. Университет Бонна стал его последним местом работы. 
Он налаживает здесь работу лаборатории, начинает теоретическую проработку основ механики. Публикует работу «Принципы механики, изложенные в новой связи» и смелый, но не лишенный противоречий, труд «Механика без сил». 
Любопытно заметить, что его последний ассистент и ближайший сотрудник Филипп Ленард, впоследствии ярый антисемит и фанатический приверженец Гитлера, после 1933 года высказал нелепое предположение, что в учебнике механики Герца как бы прорвался «сильный еврейский дух», который в ранних работах Герца «оставался более скрытым». 

Но напряжённая работа учёного не проходит безнаказанно для его и без того слабого здоровья. Сначала Герца стали мучить насморки, затем заболели уши и нос, появились проблемы с дыхательными путями. В 1892 году (после серьезной мигрени) была диагностирована редчайшая болезнь «Гранулематоз Вегенера», которая встречается примерно у 7 человек на 100 тысяч. И сейчас, в эпоху компьютерной томографии (предтечей которой также был Герц), эта болезнь с огромным трудом поддаётся лечению, а в конце 19 столетия она была просто неизлечима. 
Его направляют на курорты, несколько раз оперируют, но вскоре началось общее заражение крови, которое в первый день 1894 года и привело его к смерти. Ему было всего 37 лет. 
За месяц до смерти он писал родителям: «Если со мной действительно что-либо случится, Вы не должны печалиться, но Вы должны немного гордиться и думать, что я принадлежу к тем избранным, которые живут мало и все-таки достаточно. Этой судьбы я не хотел и не выбирал, но, раз она меня нашла, я должен быть доволен». 
В этом возрасте умирают поэты и художники, и кто знает, какие свершения ждали бы его впереди. Но мир гордится уже и тем, что ему всё же удалось совершить. 
Им завершён огромный труд, начатый ещё Фарадеем. Если Максвелл преобразовал представления Фарадея в математические образы, то Герц превратил эти образы в видимые и слышимые электромагнитные волны, ставшие ему вечным памятником. 

Открытие электромагнитных волн, в конечном итоге, привело к развитию беспроволочного телеграфа. Развитие радиовещания, телевидения и радарной техники неотделимы от результатов его экспериментов. 
Методы, с помощью которых Герц осуществлял свои оптические опыты с электромагнитными волнами, помогли более чем через полстолетия создать радиоастрономию, а гигантские радиотелескопы, построены по принципу параболического зеркала, которым Герц пользовался в 1888 году в своей маленькой лаборатории в Карлсруэ. 
Фотоэлектрический эффект (который позже объяснит Эйнштейн) приобрел громадное теоретическое и практическое значение. Его работы с катодными лучами, о природе которых он не смог составить верного представления, привели в дальнейшем столь непосредственно к проблеме физики атома, что уже поэтому мы можем приветствовать Герца как одного из первопроходцев атомного века. 
На заседании Берлинского физического общества, посвященного памяти Герца, Марк Планк скажет: 
«Теперь наука будет двигаться вперед без него: то, что он, возможно, мог бы еще открыть, рано или поздно – в этом нет сомнения – откроют другие. Но никто из работающих в его области не сможет избежать его влияния. Тысячекратно, как плоды его усилий, будут развиваться на благоприятной почве, давая жизнь новым стремлениям, те ростки, которые он заложил в своих трудах». 

На фундаменте, заложенном им, вырастет дом. И мы, живя в нём, пользуясь радио, мобильным телефоном или телевидением меньше всего задумаемся о нём. Бродим по улицам, носящим его имя, посещаем школы, названные в его честь, слышим о вручении стипендий, премий и медалей его имени и ненароком узнаём, что на противоположной стороне Луны его именем назван кратер. 
Невольно и незримо он продолжает жить среди нас. И тогда нам становится понятным, почему первыми словами, переданными русским физиком А. С. Поповым по первой беспроволочной связи были: “Генрих Герц”. 
Могло ли быть иначе?
автор: Леонид Раевский  ||  наверх
ДАТА/ПЕРИОД НАЗВАНИЕ ЦЕНА € ЗАКАЗАТЬ
Июнь
11.06
(Однодневный)

РОМАНТИЧЕСКИЙ МОЗЕЛЬ

БЕРНКАСТЕЛЬ-КУС, ТРАБЕН-ТРАРБАХ, ТРИР                                                                                                       с прогулкой на катере по Мозелю


 

далее
35 € Заказать
Сентябрь
16.09-17.09 2дн./1 н. утренний выезд
(Многодневный)

 СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ.                                                                                                                                                                    Ганзейкие Гамбург, Бремен, Любек,

с посещением рыбного рынка, фабрики марципанов и                                                                                        побережья Северного моря в Травемюнде

 

далее
135€ c обяз. экск.пакетом Заказать

[Назад] [Главная]